Матч/В гостях у красно-зеленых

Автор репортажа: крыловец

1Lokomotiv2KryliaSovetovФутбол
19.09.2015
Молодежное первенство России
Москва. Стадион «Локомотив-Перово»
Зрителей: 300
«Локомотив» (Москва) — «Крылья Советов» (Самара) 5:0

Закончив просмотр финала Кубка Москвы, мы с Себастьяном Перрейрой из района Соколиной Горы перенеслись с помощью трамвая в Перово, где нашей целью являлся стадион молодежных команд «Локомотива».

Расположен он в Перовском парке. Когда-то здесь была усадьба, принадлежавшая сначала Голицыным, потом Якову Брюсу, которого легенды наделяют страстью к чернокнижию, колдовству и прочему мракобесию, а в середине XVIII века была пожалована Алексею Разумовскому. Молва гласит, что именно в этом месте состоялось его тайное венчание с императрицей Елизаветой Петровной.
Был на территории парка и пейзажный парк, и регулярная планировка, и деревянный дворец, построенный Растрелли. Но тут случились большевики, от всей усадьбы уцелела только церковь, священников, служивших в ней, красные последовательно расстреливают на Бутовском полигоне, а то, что осталось от зеленого изобилия называют «парком Перовского вагоноремонтного завода».
После войны парк благоустраивали, и на месте, наиболее пострадавшем после бомбежек, появился стадион локомотиворемонтного завода. В очередной раз приходится только посетовать на то, что старых фотографий найти не удалось.
Ну а как проходит здесь футбол в наши дни, я сейчас расскажу.

Проход на игру бесплатный, но всем входящим дают билетик. Зачем он нужен, сказать сложно, но сувенир на память оставить приятно.
На матч мы прибыли немного уставшие после утреннего футбола, поэтому заморачиваться с осмотром стадиона не стали, а просто плюхнулись на первые приглянувшиеся места поближе ко входу. По большому счету, здесь и рассматривать особо нечего. Металл, пластик, железные барьеры и менты. Одна длинная трибуна, а напротив нее две крошечные. Из деталей, которые мне приглянулись, отмечу интересную насыпь, на которой возведена главная трибуна, и скамейку в курилке, для комфортности сидения укрытую куском искусственного газончика.

Посещение обители железнодорожников и так было сложнейшим психологическим испытанием для СП, болеющего за «Торпедо», а выбор места нашей дислокации, как вскоре выяснилось, так и вовсе нанес его нервам сокрушительный удар. Волею судеб мы оказались в самом ближайшем соседстве с фан-сектором красно-зеленых. СП много раз порывался уйти куда-нибудь подальше, но я, больше просто из садистских побуждений, чем из любопытства, убеждал его, что нам непременно надо повнимательнее ознакомиться с процессом суппорта и сдерживал его порывы.

На матче собралось человек 250. То ли мой товарищ слишком уж на них акцентировал внимание, то ли еще что, но в глаза постоянно попадались то нелепые дамы с собачками на руках, то некие существа гастарбайтерской наружности, то еще какие-нибудь курьезы. СП, мягко говоря, охреневал, плевался и как мантру повторял, что «у нас на Восточке такой херни и не увидишь».
Примерно десятую часть зрителей составляли фанаты.
Шизили они так, как могут шизить 25 не очень уверенных в себе карланов, иногда довольно бодро, а иногда примолкая и переглядываясь, словно раздумывая, что бы такого еще исполнить. И иногда дело заканчивалось такой ахинеей, как, например, заряд: «И на суше, и в воде будем первыми везде! Банда Дельфина!» Хотя, возможно, высокий парень в зеленой футболке и очках, руководивший этой вакханалией, и был тем самым Дельфином, кто его знает…

С дальней стороны трибуны, где, по идее, должны были находиться поклонники «Крыльев», пару раз слышались отдельные вопли, и в перерыве мы сходили полюбопытствовать в ту сторону. Но кордон охраны близко нас не подпустил, а издали никого заслуживающего нашего внимания разглядеть не удалось. Самарских фанатов мы не увидели, а на гостевом секторе обнаружились только случайные залетные личности, по каким-то своим причинам переживавшие за гостей с берегов Волги.

Во втором тайме на сектор, где буйствовала группа поддержки «Локомотива», незаметным тонким ручейком стали стекаться типы хулиганской наружности. СП в предвкушении потер руки, выдвинув версию, что сейчас красно-зеленых карланов дичайшим образом ушатают и втопчут в трибуну, но то, что типы здоровались со своими потенциальными жертвами, теорию эту рушило на корню. Околофутбольщики, собравшись компанией человек в 30, разместились около торсиды, но в шизе участия не принимали, обсуждая свои дела и посматривая футбол.

Процесс просмотра футбола, кстати, здесь мне показался не очень приятным занятием. Дело в том, что вдоль поля установлены барьеры, и около них, лицом к зрителям, через каждые 2-3 метра стоят стюарды и менты. На протяжении всего матча они внимательно вглядываются в лица сидящих напротив болельщиков. Довольно неприятные ощущения испытываешь, которые вообще могут перерасти в паранойю, если часто такое переживать. Кажется, что ты в клетке, а рассматривают тебя не просто любопытствующие, а любопытствующие, изо всех сил пытающиеся найти в тебе что-нибудь предосудительное.

Игра выдалась в этот день довольно скучненькой. Железнодорожники уделывали самарцев, не оставляя им и малейшего шанса что-то возразить. Поэтому мы — я, довольный посещением еще одного стадиона, и Себастьян Перрейра, знатно потрепавший себе нервы в логове врага — минут за 15 до конца матча поднялись со своих мест и отчалили восвояси.

Реклама