Стадион «Серп и Молот» (Харьков, Украина) ‘2013

Автор репортажа: Уксус

В городе Харьков есть множество различных стадионов, начиная от суперсовременных арен и заканчивая простенькими футбольными полями, поросшими высоким бурьяном. Но есть один стадион, который для меня всегда был приоритетом для посещения. Все дело в его значимости в истории не только харьковского, а и украинского и советского футбола в целом.

В конце XIX – начале ХХ веков в Харькове жил такой себе местный олигарх, немецкий подданный Максимилиан Християнович Гельферих. Вместе со своим партнером, бельгийским купцом Саде, они владели заводом сельхозмашин с уставным капиталом в четверть миллиона рублей, на котором помимо местного населения работали и зарубежные специалисты из Англии и Бельгии.
Именно они в 1907-1908 годах и обустроили неподалеку от завода первую в Харькове футбольную площадку на Старо-Московской улице (сейчас на этом месте универмаг «Харьков»). С центром города она связана была линией «конки», принадлежавшей бельгийцам.
А в 1916 году прошла церемония освящения более современного поля, находящегося метрах в пятидесяти от старой площадки. Поле было засеяно травой из Англии. У кромки нового поля появилась первая в Харькове компактная деревянная трибуна для зрителей и раздевалка с душем для игроков.

 Следует сказать, что зарубежные футболисты «Гельферих-Саде» не собирались популяризировать новую игру в городе. Они занимались ею в качестве тренинга, «для здоровья», хотя за газоном придирчиво следили. Тогда, на заре футбола, площадке «Гельферих-Саде» невольно досталась роль своеобразного учебного пособия, которым получили возможность пользоваться первые энтузиасты харьковского футбола. Уже в те годы представители самых различных сословий приходили на «Саде», чтобы посмотреть, как управляются с мячом отлично экипированные англичане, французы, шотландцы и бельгийцы. Впрочем, очень скоро босоногие доморощенные футболисты научились и сами демонстрировать иностранцам великолепные финты и дриблинги. В воротах основной команды «Гельферих» надежно играл рослый рабочий одного из цехов – В. Романчук. Кроме отменных сейвов, на поле голкипера выделяли пышные «вильгельмовские» усы, неизменный белый свитер, трико и темная фуражка.
В 1908-1910 годах в Харькове, помимо «Штурма» и «Гельферих-Саде» стали появляться множество футбольных клубов: «Горец», «Диана», «Спартанец», «Орел», «Маяк», «Хризантема», «Проводник», «Цап-царап», «Банзай», «Моряк», «Надежда», «Виктория», «Модерн»…
19 мая 1911 года состоялся первый в истории Харькова международный матч между «Русской» и «Английской» сборными командами. Матч прошел на площадке «Гельферих-Саде». Согласно правилам он продолжался 90 минут и был выигран русской сборной с результатом 2:0.

В советскую пору, в 20-е годы, стадион был реконструирован и на какое-то время стал главным в Украине. Первоначально он назывался «Спартак», позже был переименован в «Сельмаш», затем – в «Серп и молот», и это название сохранилось до наших дней.
Здесь же прошел и первый в истории УССР чемпионат республики. С 11 по 18 августа 1921 года за медали сражались команды Харькова, Одессы, Киева, Херсона, Екатеринослава, Полтавы, Таганрога и клуб «Наваль» Николаев. В финальном матче сошлись сборные Одессы и Харькова. Победу праздновали харьковчане – 2:0.

Такой вот стадион с историей….

0_0

0_1

Но шло время и стадион постепенно приходил в запущение. Вся территория была продана частной фирме под застройку. Стадион планируют снести, а вместо него построить жилой комплекс. Учитывая статус стадиона, как самого старого в Харькове, это не осталось незамеченным журналистами и местными властями. О нем не говорил только ленивый. Это и привело к тому, что стадион закрыли, навешали табличек «Ведется видеонаблюдение», в общем попасть на него стало очень непросто.

Обследовав территорию, я выяснил, что попасть на него можно лишь двумя способами: либо через автомойку, которая находится практически возле трибун и является единственным открытым входом на стадион, либо через забор. Оба варианта, в случае провала операции, исключали друг друга, во второй раз бы не пустили. Взвесив все «за» и «против», решил все же через забор. Забор оказался не столь высоким, но очень неудобным, из-за чего я немного счесал левую руку.
Стадион конечно же умирает… Нет, то, что он находится в запущении не стало для меня открытием, а степень упадка совсем не удивила. Просто как-то обидно, что ли, стало, стадион то не простой, а поистине исторический.